Мамин Яков Васильевич
(1874-1955)

Яков Васильевич Мамин родился 18 октября 1874 года, умер в 1955 г. – изобретатель дизельного трактора и владелец завода нефтяных двигателей и тракторов г. Балаково.

Родился в семье мещанина Василия Мамина. Семья была большая, четыре сына, мать Василия и бабушка. Жилось трудно, летом приходилось наниматься к помещику Кобзарю. Братья Яков и Иван всегда помогали родителям: весной – пахали господские земли, летом и осенью гребли сено, наравне с взрослыми трудились на молотьбе. Зимой ребята ходили в школу при Троицкой церкви. Якову по окончании приходской школы пришлось идти в ученье к кустарю лудильщику. Освоил ремесло быстро. Вскоре добротно чинил чайники, кастрюли, домашнюю утварь. Он рос смышленым и любознательным, но особый интерес проявлял к машинам. В 14 лет Яков поступил на завод механика Блинова "Благословение" слесарем. В то время работать на этом заводе было очень почетно. Завод выполнял заказы по ремонту молотилок и других сельскохозяйственных машин, изготавливал запасные части к ним. Блинову пришелся по душе смышленый подросток, нравилось то, что он держал себя скромно, не курил, проявлял любознательность и старание. Вскоре Яков не только подгонял подшипники к молотилкам, но выполнял любую работу не хуже взрослого. Блинов допустил его к постройке своей загадочной машины. Посторонним входить туда было запрещено. Несколько лет Яша был учеником у Федора Абрамовича Блинова, потом финансовые дела сложились так, что часть рабочих была вынуждена уйти. Федор Абрамович помог Яше поступить на завод к нему Гильденбрандту, завод строил пароходы.

Яша Мамин проявлял большую самостоятельность и любознательность, особенно привлекали паровые машины. Желание знать их было так сильно, что Яша достал толстую книжку "Механик–машинист" и при свете коптилки просиживал за ней ночи напролет.

Яша так увлекся машинами, что задумал построить действующую модель с двумя качающимися цилиндрами - какую увидел на одном на одном из быстроходных пароходов "Суворов". По воскресеньям, ночами тщательно выпиливал и швабрил детали своей машины. Модель оказалась действующей, когда он показал ее друзьям, к ним незаметно подкрался инженер Минклейт и забрал модель. Через час Яшу позвали к хозяину в кабинет, тот, узнав, что эту вещь Яков сделал сам, отдал ему 3 рубля, а модель оставил у себя.

В 22 года Яков вынес твердое убеждение: все, чем гордятся, создано творческими людьми, а в технике можно достичь любой высокой цели, надо только крепко заняться самообразованием, чтобы разбираться в машиностроении не хуже инженера. И он самозабвенно погрузился в книги, они стали его неразлучными друзья.

В старой кузнице Яков открыл свою небольшую мастерскую и нанял кузница и молотобойца. На кузнице висела вывеска: "Слесарно-механическая мастерская Я. В. Мамина". В армию Якова не взяли, медицинская комиссия его забраковала. Вскоре он женился на дочери балаковского крестьянина, семнадцатилетней Ольге Павловне Безгузовой. Она стала верным другом на его нелегком пути изобретателя.

В 1897 г. Яков изобрел пожарный насос. Это было его первое документально оформленное изобретение. В 1898 г. в семье Маминых родился сын Николай.

Младший брат Якова, Иван, учился в Саратове на инженера, внимательно следил за делами в мастерской, иногда помогал брату, затем предложил ему открыть свой завод.

Осенью 1899 г. на окраине Балакова рядом с хлебной площадью стали подниматься деревянные цеха "Чугунолитейного механического завода братьев Якова, Ивана Маминых". В листке общих сведений фабричного инспектора Самарской губернии на 1 ноября 1901 года числилось рабочих:
Взрослых старше 15 лет – 39 человек, малолетних – от 12 лет – 3 человека. Итого – 42.

По воспоминаниям литейщика В. К. Сучкова "Перед самым рождеством 1902 г. Яков Васильевич собрал опытных рабочих и сказал "Ну начнем, что ли лить двигателя? Лиха беда начало… попробуем.… Не хуже иностранного сделаем свой, русский". Сказал, на том и порешили".

1 мая 1903 г. двигатель был готов к пуску.

Взяв кредит, Мамины постепенно начали поднимать кирпичные корпуса, отделывать цеха, отлаживать производство. Из проспектов завода братьев Маминых известно, что "Русский дизель" со смешанным циклом серийно выпускался с 1912 г. На основе "Русского дизеля" братьев Маминых стали выпускаться первые локомобили – это предшественники колесных тракторов – легко перевозимые, пользовались большим спросом на молотьбе и при орошении.

По прейскуранту 1910 г. цена "Русского дизеля" была от 14 до 5 тыс. руб. Дешевле других. Почему дешевле. Решающими были нововведения:

  • Ввел 10 часовой рабочий день (небывалый в то время!).
  • Создал комиссию по разбору конфликтов.
  • Стал поощрять сдельный труд.
  • Отменил штрафы.
  • Давал неоплачиваемые отпуска на полевые работы.

Когда результат этих мер стал ощутим, взял на завод врача (неслыханное по тому времени дело).
Двигатели балаковских промышленников экспонировались на десятках российских выставках, на которых получили 6 серебряных медалей. И на международных промышленных выставках в Брюсселе, Милане, Париже, Лондоне, где удостаивались Золотых медалей и высшей награды – Медали "Гран-при" в Лондоне.

Когда двигатели Мамина получили всеобщее признание, к нему на завод стали приезжать на практику студенты Московского высшего технического училища, Петербургского технологического института и некоторых других учебных заведений. На время производственной практики Яков Васильевич брал студентов на свое содержание.

В 1909 г. Яков Мамин приступил к воплощению своей заветной идеи. Как-то Яков Васильевич услышал новость, Иван Васильевич Кобзарь купил для своего имения заграничный трактор. Тотчас захотелось посмотреть. Еще издали увидели путники огромную дымящую машину. Она была похожа на большой локомобиль. Это был трактор английской фирмы "Рустон" немолодой механик-англичанин весь грязный от копоти, нефти и пота нещадно ругал "азиатскую почву", так как трактор не мог взобраться на небольшой пригорок, так был тяжел и неуклюж, Яков Васильевич с помощниками осмотрели трактор, а потом спросили у приказчика "Зачем такой трактор хозяин купил?" Пользы от него никакой, вес больше полтыщи пудов, обслуживание сложное "Должно для форсу перед другими господами – заграничная машина в образцовой усадьбе, ответил приказчик.
Тогда Яков Васильевич отметил для себя, что нам нужен трактор простой, чтоб мужик мог им сам управлять, без механика, надежный, чтоб не стоял, работал и пыли не боялся, должен быть сильным и легким, что по мосту мог проехать и в луже не застрять. И работать должен на нефти "Русский дизель" – подходящий для этого двигатель, хорошо бы его на гусеницу поставить, но для гусениц нет пока металла, чтоб сделать ее долговечной, песок и земля быстро износит шарниры, а русский трактор должен быть долговечным. Яков Васильевич создал опытные образцы двух "Русских тракторов" – так он назвал образцы. Они были готовы уже в конце 1912 г. На них все было свое, кроме шестерен, которые доставили из Петербурга.

Весной 1913 г. о новом "Русском тракторе" Мамин сообщил в Московское высшее техническое училище, Петербургский технологический институт и в министерство земледелия. Он просил выслать представителей для участия в испытаниях нового трактора.

I. Трактор – малый с облегченным одноцилиндровым "Русским дизелем" в 25 л.с. был невелик и предназначался для артельных покупок.

II. Более сложный, крупный со специальным двухцилиндровым дизелем в 45 л.с. для крупных хозяйств.

Скорости: на первой передаче – 2,5 на второй – 4,5 версты в час. Они имели высокую удельную мощность 7 л.с. на 1 тонну веса (сегодняшние имеют 10 л.с.) были просты в управлении, надежны и безотказны в работе на сырой нефти, поэтому и инженеры министерства сошлись на том имени, что "Русский трактор" заслуживает самой высокой оценки. Министерские представители уехали, а Яков Мамин стал с нетерпением ждать известий из столицы.

О Балаковском заводе как первенце русского тракторостроения узнали ученые и инженеры из Петербурга, Москвы, Саратова, Томска и других промышленных городов России. Только весной 1914 г. министр Кривошеин удостоил провинциального заводчика ответом. Письмо содержало отказ в помощи. Никого не интересовали ценности национальной технической культуры. А ведь тракторы Якова Мамина созданные в 1912-1913 г. были первыми в мире прототипами дизельных четырех тактовых тракторов. За границей, в частности в США, такие тракторы появились лишь много лет спустя.

1 августа 1914 г. Германия объявила войну России. Привычное спокойствие жизни было нарушено. Предприятие Маминых предали военному ведомству. Отделение Якова стало выпускать тракторные станки для изготовления шомпольных гранат и мин.

Несмотря на режим военного времени Яков Мамин не терял надежды выпустить хотя бы один усовершенствованный трактор.

В 1916 г. ему удалось выпустить облегченный 20 сильный трактор с вертикальным четырехтактным двухцилиндровым двигателем и начать испытание более усовершенствованного нового двигателя – 30 сильного.

Но к тому времени уже разворачивались революционные бурные события. На заводе был организован комитет из 3-х человек, взявший на себя обязанности администрации Яков Мамин, не дожидаясь национализации, передал отделение завода комитету, а большой новый дом, в котором жил, отдал под контору. Семья перебралась в баню, во дворе. Мамин несколько растерялся от крутых перемен, не знал как вести себя в новой обстановке. Однако с прежней настойчивостью, преодолевая лишения, начал строить новый трактор, пятисильный "Богатырь".

Через некоторое время рабочий комитет объявил Мамину, что целиком и полностью доверяет ему и поручает техническое руководство завода.

В декабре 1917 г. на заводе пришли правительственные телеграммы с сообщением о том, что правительство очень интересует вопрос изготовления тракторов в России, просят подготовить свои предложения и приехать в Петроград.

23 марта 1918 г. приехал в Москву, в Кремле встретился с В.И. Лениным. Они поздоровались, Ленин извинился, что срочно должен уехать и предложил Мамину подготовить докладную записку о возможности производства тракторов в России.

Яков Васильевич был поражен простотой, приветливостью и деликатностью Ленина и вспомнил в эти минуты свою безуспешную борьбу за трактор, невежественный ответ царского министра.

Мамин познакомился с Марышем – председателем комиссии по тракторостроению. Оказывается, о работе по созданию трактора в архивах министерства земледелия нашли отчет об испытаниях осенью 1913 г. и замороженные проекты "помощи".

Мамин познакомил председателя Марыша с проектом "Русского трактора", показал миниатюрную модель "Гнома". Членов комиссии захватила идея создания своего отечественного трактора, но никто не мог предположить, когда ее можно будет воплотить в жизнь. Республика Советов защищалась от внутренней и внешней контрреволюции. Мамин вернулся в Балаково, отчитался о поездке перед коллективом рабочих, описал встречу с Лениным, рассказал о комиссии по тракторостроению, ее планах. В первые месяцы после возвращения из Москвы Яков Васильевич получил несколько записок от Марыша, уведомлявших его о делах комиссии. Потом связь прекратилась. В такое тревожное время почта могла и не дойти.

28 февраля 1921 г. Мамина пригласили выступать в техническом Совете Наркомата земледелия, где он познакомил членов Совета с чертежами своего нового колесного трактора "гном". Комиссия рассмотрела документы и объявила предложенный проект как "ценный вклад" в развитие тракторостроения в республике. Наркомзем оформил срочный заказ: выпустить к 1 апреля 1922 г. первые 20 машин. Домой он спешил, не помня себя от радости, но Самарский совнархоз (к которому относился в то время г. Балаково) отказался содействовать бывшему владельцу завода в восстановлении производства. Его лишили должности и даже не допустили к заводу. Срок выпуска первых машин приближался, но, несмотря на поддержку Москвы, Самарский совнархоз лишь в половине сентября допустил Мамина осмотреть завод, но самая ценная часть оборудования бесследно исчезла. Печальными обстоятельствами Балаковского дела заинтересовалась газета "Известия" 11 января 1922 г. орган ВЦИК опубликовал статью А. Белякова "Русский Трактор "Гном". В ней редакция обратила внимание высших органов страны на положение с тракторным производством в Балаково. В статье были гневные слова по поводу близорукости местных органов, Мамина поддержали представители Главсельмаша и Наркомзема. Комиссия обратилась в Госплан с просьбой – срочно внести в Совет труда и Обороны представление о специальном воспитании на покупку за границей станков на оборудование завода в Балакове. Закупку решили произвести в Германии. За станками поехали Мамин и профессор П.М. Белянчиков. Завершив все дела, в конце января 1923 г. они возвратились домой. Яков Васильевич привез закупленные станки (65 единиц оборудования) на станцию Привольская. В Балаково, на заседании уездного исполкома и на собрании рабочих заводов № 17 и 18 (бывшие заводы братьев Маминых), Яков Васильевич сделал доклад. Пошли прения, пересуды: одни за тракторный завод в Балаково и за то, чтобы Мамин его возглавил, другие предлагали станки взять, а Мамин его возглавил, другие предлагали станки взять, а Мамин – нет.

Но станки были закреплены за Маминым и, боясь за их сохранность, он спешил их куда-то определить. Поехал в Самару, потом в Саратов, где ему тоже отказали. Но там он познакомился с администрацией завода сельскохозяйственного (оборудования) машиностроения Марксштадта. Они посоветовали ему связаться с Москвой. Москва предложила Мамину открыть тракторный цех на заводе Московского автомобильного общества (АМО). Он побывал там и, прикинув размах предстоящего дела, отказался. Вернулся к Марксштадскому варианту. Комиссия Главсельмаша согласилась с выкладками заведующего заводом. Вскоре он приступил к своим обязанностям. Переехав в Марксштадт (сейчас г. Маркс) Мамин завершил проектирование более дешевого и простого трактора "Карлик" мощностью в 12 л.с. По предложению Мамина новый машиностроительный завод получил название "Возрождение". Бывшее владение Шефтеров оказалось в запущенном состоянии, много оборудования было испорчено. Мамин отвел под тракторный цех корпус бывшего малярного. Главная же трудность – не хватало рабочих. Наниматься приходили больше крестьяне, а они кроме серпа и топора, в руках ничего не держали. Станок им не доверишь. Выручила группа кадровых рабочих из Балаковского завода Н.М. Демин, М.И. Саванов, А.Ф. Никорюкин.

Вскоре Мамин по-своему разрешил проблему рабочей силы, он просил местный Совнархоз направить на "Возрождение" 70 демобилизованных из народной милиции.

В середине 1924 г. Нарком земледелия СССР направил Мамину оборудование для постройки тракторов. Новейшие специальные станки, купленные за границей по решению Совета Труда и Обороны. Яков Васильевич принимал сам, радовался и торжествовал. Вот она, реальная помощь! Теперь можно готовить "Карлик" к массовому производству. Теперь он заведовал только производством, чтобы не отвлекаться на хозяйственные дела. Печальная судьба трактора "Карлик". В августе 1929 г. из Москвы выехала комиссия ВСНХ по тракторостроению. В стране надо организовать производство маломощного трактора для пропашных культур - хлопка, подсолнечника, сахарной свеклы и т.д. Предполагалось к концу пятилетки выпуск таких машин довести до 10-15 тыс. в год. Так как кроме "Возрождения" никто в ССР не строил легких тракторов, то комиссия в спешном порядке выехала на завод. Мамин подумал с грустью: Сколько же можно знакомиться? Тогда-то он к глубочайшему огорчению, узнал, что о моделях его тракторов и строительстве их в Марксштадте никаких сведений в ВСХН нет (!?). Невероятный, необъяснимый факт! По решению комиссии в сентябре Тимирязевская академия начала всесторонние испытания 4-х колесного "Карлика" мощностью 15 л.с. Результат – блестящий, особенно по тягловому КПД. Дело стало круто разворачиваться. В те же дни Крайметаллотрест срочно направил на завод свою комиссию для составления экономической записки о целесообразности производства тракторов в Марксштадте. Так Яков Васильевич все время ощущал за спиной отголосок борьбы чиновников. Поощрялось лишь то, что связано с двигателями. Высокая комиссия отбыла. Мамин ждал, теплилась надежда: а вдруг предполагаемый завод колесных тракторов в Харькове отдадут под пропашные? Нельзя без них в крестьянском хозяйстве. Не все сделаешь мощным трактором, а сделаешь, так обойдется в копеечку. Скоро иллюзии рассеялись. В сентябре 1929 г. ВСНХ СССР принял решение о строительстве ХТЗ с дорогим керосиновым калоризаторным двигателем в 30 л. с. В сознании Мамина керосинка давно осталась в дооктябрьском прошлом. Ан нет! Неистребимо живуче преклонение перед Западом. Мамин прекрасно видел стратегию грядущего тракторостроения. Год "Великого перелома" крутая "сплошная коллективизация", резкий поворот в сторону заводов-новостроек, гигантов! Сейчас все внимание им!

А через некоторое время Якову Васильевичу передали фатальную новость: оказывается "есть мнение", что Мамин в последние годы строил трактор для частного сектора, то есть кулацкий.
На этом судьба русского трактора" обрывается. При всех своих технических и экономических выгодах "Карлик" не попал в МТС, не вышел на колхозные поля. Яков Васильевич перенос тяжелейшую душевную травму, долго не мог смириться с поражением.

С 1929 г. Мамин занимался исключительно двигателями. И в этом деле ему не было равных.

1929-1935 годы оказались для изобретателя необычайно плодотворными. За короткий срок он создал конструкции двигателей, которые получили широкое распространение в стране.

В 1931 г. Мамин завершил давно задуманный нефтяной двигатель с числом оборотов 1200 для тракторов и комбайнов по принципу бес компрессорных дизелей и двигатель с наддувом в 25 л.с., а затем создал еще один в 15 л. с.

Завод выведен, наконец, из местного подчинения, и государственная значимость его растет с каждым годом.

В 1928 г. завод изготовил 508 двигателей, 1930 г. – 1000 штук, 1931 г. – 5000 штук, 1932 г. – 11 тыс. штук.

Вот тогда-то "Возрождение" с таким сильным конструктором, как Мамин и поднялось надежной опорой новостроек. Завод становится головным предприятием отрасли, выпускает лучшие двигатели. Их устанавливали повсюду. Они были первыми электростанциями в деревне, работали в промышленности, стали могучей механической силой на строительных лесах Днепрогэса, Магнитостроя, Уралмаша, Россельмаша, Сталинградского и Челябинского тракторных… Заказы шли беспрерывно.

29 мая 1932 г. Мамин получил характеристику, подписанную директором Нихельманом. Впервые в руках у Я.В. Мамина документ, обобщающий его деятельность на заводе за все советское время "Гр. Мамин благодаря своей широкой инициативе, неутомимой энергией самостоятельно организовал на заводе "Возрождение" -  совершенно новое производство двигателей внутреннего сгорания… Все выполненные и производимые работы гр. Маминым были возможны только благодаря его выдающимся изобретательским способностям, заложенным в природе натуры, а пуск завода и налаживание производства явились в результате непоколебимой веры в начатое дело и его неисчерпаемой энергии: плодотворная десятилетняя деятельность гр. Мамина на заводе, непрерывное искание новых путей в двигателестроении, его личные качества, исключительная энергия, повседневное содействие росту и улучшению производства завода заставляют высоко ценить гр. Мамина как изобретателя, конструктора и производственника". Документ краткий, но весьма выразительный.

Директор ничего не сказал о тракторах. Как будто их в природе не существовало. Это позиция, причем активная не позволившая Нихельману объективно охарактеризовать важнейшее направление конструкторской и производственной работы.

Не крупными партиями, но трактор выпускали.

Сегодня можно только пожалеть, что шестьдесят лет тому назад завод не захотел воспользоваться своим правом на серийный выпуск русского трактора.

В 1937 г. Яков Васильевич Мамин уволился на пенсию. Домашние хлопоты не могли заменить ему наполненной смыслом любимой работы. Яков Васильевич растерялся, не находил себе места. Говорят, смена обстановки лечит. Сыновья давно зовут в Челябинск, где намечается интересная работа по тракторам. Оба на ЧТЗ. Николай – начальник отдела планирования подготовки производства.

Владимир – начальник бюро новых конструкций. Тяжело расставаться с Волгой. Все лучшее в жизни связанно с ней, с "Возрождением" ("Коммунистом"). Однако пора к сыновьям, уже разменял седьмой десяток.

16 февраля 1938 г. Всероссийское общество изобретателей (ВОИЗ) за ценные изобретения в области дизелестроения, тракторостроения и сельскохозяйственного машиностроения наградило Якова Васильевича Мамина редким значком "Лучший изобретатель ВОИЗ". Однажды узнав, что в КБ ЧТЗ кроме нового газогенераторного тягача, разрабатывается и промышленный трактор с двигателем мощностью не менее 200 л.с. Это давало конструкторам новое дыхание, Яков Васильевич почувствовал, что способен изобрести что-то свое для челябинских тракторостроителей, он предложил заводу свои услуги. Я.В. Мамин стал работать в конструкторском бюро ЧТЗ, затем он решил продолжать свои научные разработки в области двигателестроения в институте – ЧИМСХ – и был зачислен в качестве механика по приборам с продолжительностью работы 4 часа, 21 сентября 1940 г.

В тяжелейшие годы войны Яков Васильевич по-прежнему работает в институте над изобретением, и еще добавил новую работу-перевод нефтянки на твердое топливо. В центре, работа Мамина признана и одобрена. Радостный день пуска двигателя состоялся 15 июля 1945 г. Мотор пустили и получили хорошие результаты.

За годы работы в институте Якова Васильевича привыкли называть научным сотрудником, из-за формальных препонов руководству приходилось "выкручиваться". Дело в том, что в автобиографии Я.В. Мамина значилось "низшее" образование, поэтому чтобы утрясти вопрос с зарплатой Мамина зачисляли то механиком, то старшим лаборантом. Впрочем, однажды закрыли глаза на инструкции и записали профессию его огромный опыт и немалый вклад в отечественное дизелестроение. 4 марта 1044 г. приказом по ЧИМЭСХ Я.В. Мамина утвердили в должности старшего научного сотрудника, а в декабре 1945 г. Якова Васильевича наградили медалью "За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг."

В войну Я.В. Мамин отказывался от поощрений за работу, многим аспирантам Яков Васильевич бескорыстно помогал в различных исследовательских экспериментах, сам подсказывал оригинальные идеи, на которых потом другие сослуживцы защищали диссертации, печатали труды.

Человек без высшего образования продвигал науку. Уникальный случай!

Сейчас трудовую династию Маминых – дизелистов продолжает любимый внук изобретателя, на которого дед возлагал особые надежды – Борис Владимирович Мамин, заместитель главного конструктора по дизелям КАМАЗА. А сын Бориса Владимировича Александр в 1987 окончил Челябинский политехнический институт и работает инженером-исследователем на приборостроительном заводе. Правнуку теперь продолжать инженерное дело Маминых.

 

About

All demo content is for sample purposes only, to represent a live site.

Note: Galatea is built on the latest version of the Gantry 5 Framework.